15:36 

Писать что-то тут?.. Зачем?

Mount_Castle
Смотреть и никогда не насмотреться, как прорастает замысел травой...
Начинал этот дневник совершенно другой человек. Более юный, более радостный, более целый и гармоничный. *Ну вот, снова мои мысли входят в эту несчастную колею и обращаются такими вот словами, и на глаза, как всегда, начинают наворачиваться слезы. Ну хватит уже. Неужели не надоело еще?.. Надо писать дальше, иначе... будет мое любимое топтание на месте и вечное несдвижение с мертвой точки.*

"Мне нужен этот разговор, Иоля..."
(ну вот, начинаю мыслить аки Geralt z Rivii... небольшой отрывочек, который крутится в голове у меня... ибо я чувствую сейчас то же самое, что и он в тот момент, когда говорил с этой девушкой, добровольно обрекшей себя на бессрочное молчание. отрывочек лучше не читать, или вернуться к нему потом, дабы не терять логичность повествования и следить всё же за ходом моих мыслей. Но всё же, для желающих, и для тех, кто к этому куску еще вернется -

– Поговорим, Иоля.
Мне необходим этот разговор. Говорят, молчание – золото. Возможно. Не знаю. Во всяком случае, своя цена у него есть.
Тебе легче, да, не отрицаю. Ведь ты добровольно избрала молчание, ты сделала из него жертву своей богине. Я не верю в Мелитэле, не верю в существование других богов, но ценю твой выбор, твою жертву, ценю и уважаю то, во что ты веришь. Ибо твоя вера и посвящение, цена молчания, которую ты платишь, сделают тебя лучше, достойнее. По крайней мере, могут сделать. А мое неверие не может ничего. Оно бессильно.
Ты спрашиваешь: во что я, в таком случае, верю?
В меч.
Видишь, у меня их два. У каждого ведьмака по два меча. Недоброжелатели болтают, будто серебряный – против чудовищ, а стальной – против людей. Это, конечно, неправда. Есть чудовища, которых можно сразить только серебряным клинком, но встречаются и такие, для которых смертельно железо. Нет, Иоля, не любое железо, а только то, которое содержится в метеоритах. Что такое метеориты? Ты, я думаю, не раз видела падающую звезду. Падающая звезда – короткая светящаяся полоска на ночном небе. Видя ее, ты, наверно, загадывала какое-нибудь желание, может, для тебя это был очередной повод поверить в богов. Для меня метеорит всего лишь кусочек металла, который, падая, зарывается в землю. Металла, из которого можно выковать меч.
Можешь, ну конечно, можешь взять мой меч в руку. Видишь, какой он легкий? Даже ты его поднимешь без труда. Нет! Не прикасайся к острию, поранишься. Оно острее бритвы. Таким должно быть.
О да, я тренируюсь часто. Каждую свободную минуту. Мне нельзя терять навык. Сюда, в самый дальний уголок храмового парка, я тоже пришел, чтобы размяться, изгнать из мускулов мерзкое, вредное онемение, которое на меня нападает, текущий по моим жилам холод. А ты меня нашла. Забавно, несколько дней я пытался отыскать тебя. Хотел…
Мне нужен этот разговор, Иоля. Присядем, поговорим немного.
Ведь ты меня совсем не знаешь.
Меня зовут Геральт. Геральт из… Нет. Просто Геральт. Геральт из ниоткуда. Я ведьмак.
Мой дом – Каэр Морхен, Обиталище Ведьмаков. Я оттуда. Есть… Была такая крепость. От нее мало что осталось.
Каэр Морхен… Там «изготавливали» таких, как я. Теперь этого уже не делают, а в Каэр Морхене уже никто не живет. Никто, кроме Весемира. Кто такой Весемир? Мой отец. Чему ты удивляешься? Что в этом странного? У каждого есть какой-никакой отец. Мой – Весемир. Ну и что, что не настоящий. Настоящего я не знал, мать тоже. Не знаю даже, живы ли они. И, в общем-то, мне это безразлично.
Да, Каэр Морхен… Я прошел там обычную мутацию. Испытание Травами, а потом – как всегда. Гормоны, вытяжки, вирусы. И все заново. И еще раз. До результата. Считалось, что я перенес Трансмутацию удивительно хорошо, болел очень недолго. Ну и меня сочли достаточно иммунизированным – есть такое ученое слово – парнем и отобрали для следующих, более сложных… экспериментов. Эти были и того чище. Гораздо. Но, как видишь, я выжил. Единственный из всех, кого для этих экспериментов отобрали. С тех пор у меня белые волосы. Полное отсутствие пигмента. Как говорится – побочный эффект. Так, мелочишка. Почти не мешает.
Потом меня обучали всякому. Довольно долго. И наконец настал день, когда я покинул Каэр Морхен и вышел на большак. У меня уже был медальон. Вот этот. Знак Школы Волка. Дали мне и два меча – серебряный и стальной. Кроме мечей, я нес убеждение, запал, мотивировки и… веру. Веру в то, что я нужен и полезен. Потому что мир, Иоля, якобы полон чудовищ и бестий, а в мою задачу входило защищать тех, кому эти чудовища угрожают. Уходя из Каэр Морхена, я мечтал встретиться со своим первым чудовищем, не мог дождаться той минуты, когда столкнусь с ним лицом к лицу. И дождался.
У моего первого «чудовища», Иоля, была роскошная лысина и отвратительные зубы. Я встретился с ним на тракте, где он вместе с дружками-мародерами из какой-то армии остановил крестьянскую подводу и вытащил девочку лет, вероятно, тринадцати, а может, и меньше. Дружки держали отца девочки, а лысый срывал с нее платьице и верещал, что ей-де самое время узнать, что есть настоящий мужчина. Я подъехал, слез с седла и сказал лысому, что для него тоже настал такой час. Мне это казалось ужасно смешным. Лысый отпустил девчонку и кинулся на меня с топором. Он был страшно медлительный, но крепенький. Я ударил его дважды, только тогда он упал. Удары были не очень точные, но очень, я бы сказал, эффектные, такие, что дружки лысого сбежали, видя, что может сделать из человека ведьмачий меч.
Тебе не скучно, Иоля?
Мне нужна эта беседа. Она мне очень нужна.
Так на чем я остановился? Да, на моем первом благородном деянии. Видишь ли, Иоля, в Каэр Морхене мне в голову вдолбили, что не следует впутываться в такие истории, надо обходить их стороной, не изображать из себя странствующего рыцаря и не подменять стражей порядка. Я вышел на тракт не геройствовать, а за деньги выполнять поручаемые мне работы. А я вмешался словно дурак, не отъехав и пятидесяти верст от подножия гор. Знаешь, почему я это сделал? Хотел, чтобы девочка, заливаясь слезами, целовала мне, своему избавителю, руки, а ее отец рассыпался бы в благодарностях, стоя на коленях. Вместо этого отец девчонки сбежал вместе с мародерами, а девочку, на которую пролилась большая часть крови лысого, вырвало, и с ней случился приступ истерии, а когда я к ней подошел, она с перепугу упала в обморок. С тех пор я почти никогда не встревал в подобные истории.
Я делал свое дело. Быстро набрался опыта. Подъезжал к оградам деревень, останавливался у палисадников поселков и городищ. И ждал. Если народ плевался, ругался и кидал в меня камни, я уезжал. Если же кто-нибудь выходил и давал мне задание, я его выполнял.
Я посещал города и крепости, искал оповещения, прибитые к столбам на росстанях. Искал сообщения вроде: «Срочно требуется ведьмак. Оплата по соглашению». А потом, как правило, было какое-нибудь урочище, подземелье, некрополь или руины, лесной овраг либо пещера в горах, забитая костями и воняющая падалью. И что-нибудь такое, единственной целью которого было убивать. От голода, ради удовольствия, выполняя чью-то больную волю, по другим причинам, но – убивать. Мантихор, вывротка, мгляк, жагница, жряк, химера, леший, вампир, гуль, гравейр, оборотень, гигаскорпион, стрыга, упырь, яга, кикимора, глумец. И была пляска во тьме и взмахи меча. И был страх и ужас в глазах того, кто вручал мне потом плату.
Ошибки? А как же, были.
Но я всегда придерживался принципов. Нет, не кодекса. Иногда просто прикрывался кодексом. Людям это нравится. Тех, кто имеет кодексы и руководствуется ими, чтят и уважают.
Не существует никаких кодексов, Иоля. Еще не написан ни один кодекс для ведьмаков. Я свой себе придумал сам. Взял и придумал. И придерживался его. Всегда…
Ну, скажем, почти всегда.
Ведь бывало и так, что мне казалось, будто все ясно, никаких сомнений. Просто надо сказать себе: «А какое мне дело? Не все ли равно, я – ведьмак». И следовало прислушаться к гласу рассудка. Послушаться интуиции, если не опыта. Да хоть бы и обычного, самого что ни на есть обыкновеннейшего страха.
Надо было послушаться гласа рассудка и тогда…
Я не послушался.
Я думал, выбираю Меньшее Зло. Ну и выбрал… Меньшее Зло. Меньшее Зло! Я, Геральт из Ривии. Которого еще называют Мясником из Блавикена. Нет, Иоля, не прикасайся к моей руке. Контакт может высвободить в тебе… Ты можешь увидеть…
Я не хочу, чтобы ты увидела. Не хочу знать. Мне известно мое Предназначение, которое крутит и вертит мною, как смерч. Мое Предназначение? Оно идет за мной следом, но я никогда не оглядываюсь.
Петля? Да, Нэннеке, кажется, чувствует это. Что меня тогда дернуло, в Цинтре? Разве можно было так глупо рисковать?
Нет, нет и еще раз нет. Я никогда не оглядываюсь. А в Цинтру не вернусь, буду обходить ее, как рассадник чумы. Никогда туда не вернусь.
Да, если мои расчеты верны, ребенок должен был родиться в мае, примерно в дни праздника Беллетэйн. Если я прав, то это было бы любопытное стечение обстоятельств. Потому что Йеннифэр тоже родилась в Беллетэйн…
Пошли, Иоля. Смеркается.
Благодарю тебя за то, что ты согласилась со мной поговорить.
Благодарю тебя, Иоля.
Нет, нет, со мной все в порядке. Я чувствую себя прекрасно.
Вполне.


Небольшое Л.О. Лирическое отступление, да, оно самое. Вернемся, всё же...
Я в самом деле - я?... Тому человеку как воздух было необходимо Познание и раскрытие себя. И была в нем Радость каждому новому дню (в разной степени, но - всё же ощущение Пути и полноты жизни благодаря наличию оного)... А что есть теперь? Кто я теперь? Пустая оболочка, сосуд без дна, в который бесполезно что-либо вкладывать - войдет и уйдет, практически не изменив сущности самого сосуда...
То, кем я была, то, какой я была, было следствием некой гармоничной жизни, точнее, гармоничного развития самой обыденной жизни, самого обычного человека - возможно, с необычным прошлым, что-то необычное с прошлыми жизнями и жизнями в иных мирах - не помню всего досконально, врать не буду, но не может быть такого резонанса, синхронии и всего-всего подобного за одну жизнь... точнее, за несколько коротких ее лет...

Как вспышка света в истощенном мозгу...
Господи... Немного прозрения, осознания и Света всем нам, чтобы осветить душу и увидеть себя целиком.... Полностью... Не кусками - достало уже... Я не вижу картины в целом и бешусь по этому поводу... Просто в ярости - сколько еще пустых часов и дней мне нужно провести в этом гребанном неведении??...
Я говорю фразами тех, кто со строками на "ты" и у кого это
Обратить свою боль в строки. Это - то, что я умею. Спасибо, Тесс, за то, что когда-то научила этому меня.


Почему я сейчас не буду делать задания к завтрашней паре, а пойду за сигаретами и буду гулять куда-нибудь в направлении кладбища?..
Почему мои поиски Родственной Души так сильно сбили меня с моей собственной линии жизни?.. Родной ведь человек... Что я делаю не так?..
И гениальный ответ напрашивается - Линия жизни порвалась потому, что я сама ее разорвала. Гениальное неосознавание всей сущности, человече...

Моя собственная жизнь??... Что есть она?.. Когда-то она была, теперь ее нет... Рассыпалась осколками, и не соберешь... Пустые слова, складывающиеся в фразы, которые неизбежно сплетут из себя цепочку поступков и в итоге - целую жизнь. Этого ли я хочу, этого ли добиваюсь?.. Нет. *глупый смешок*. Я уже ничего не хочу и ничего не добиваюсь. Вообще. Как будто цепь прервалась, и важные связующие звенья разлетелись в бесконечности. Да... эти пустые и немного красивые, потому что - ощутимые, фразы - всё, что у меня осталось. Порой, очень часто сейчас, мне кажется именно так. Ни пути, ни вектора - сбит компас, спущены паруса...
Нет, стоп. Хватит мыслить подобным образом. Я почти физически начинаю ощущать, как мысли заканчиваются - потому что в этом мысленном векторе практически ничего больше и нет. Потому что он просто по сути своей практически пуст и весьма ограничен.

За листанием страничек и чужих дневников моя энергия мысли подошла к концу...

//Человек теряет ниточки, соединяющие его с жизнью... Человек уходит гулять.
 
запись создана: 21.10.2013 в 13:55

@настроение: задолбало... надо перестраиваться... и не возвращаться уже к этому...

@темы: Подлинный diary, Летопись моей жизни, Для себя, Важное

URL
   

Летопись моей жизни

главная